Дочь Агнии Барто: "Более тысячи семей воссоединились благодаря радиопередаче, которую вела мама"

110 лет назад родилась автор известных детских стихотворений. На стихах Агнии Барто «Уронили мишку на пол», «Зайку бросила хозяйка», «Наша Таня громко плачет», «Идет бычок, качается» и многих других выросло не одно поколение детей. Но мало кто знает, что поэтический и человеческий дар Агнии Львовны творил настоящие чудеса. Благодаря ей в послевоенное время около тысячи разлученных войной родителей и детей нашли друг друга.

Об этом и других малоизвестных страницах жизни матери «ФАКТАМ» рассказала дочь Агнии Львовны кандидат технических наук Татьяна Щегляева.

— Татьяна Андреевна, 17 февраля у вашей мамы день рождения. Она родилась 110 лет назад. Судьба отмерила ей 75 лет. А как Агния Львовна отмечала свои дни рождения?

— Мама их никогда не праздновала. Лишь в юбилеи дома или в ресторане собирались друзья и коллеги.

— Какое стихотворение вашей знаменитой мамы у вас любимое?

— С детства люблю стихотворение «Уехали» («Щенка кормили молоком, чтоб он здоровым рос. Вставали ночью и тайком к нему бежали босиком — ему пощупать нос…»), а еще совсем короткое — «Вполголоса»:

«Два цветка, два гладиолуса
Разговор ведут вполголоса.
По утрам они беседуют
Про цветочные дела…
Но подслушивать не следует,
Я подальше отошла,
Чтоб не знать, о чем вполголоса
Говорят два гладиолуса».


Это стихотворение, как оказалось, очень нравится замечательному художнику Виктору Чижикову, который иллюстрировал книги Агнии Львовны и является автором олимпийского Мишки, талисмана Олимпиады-80.

— Стихотворение «Наша Таня громко плачет» о вас?

— Нет. Мне никогда и в голову не приходило, что оно могло быть посвящено мне, поэтому такой вопрос маме не задавала. Когда Агнии Львовны не стало, разбирая ее бумаги, я обнаружила, что стихотворение написано в 1930 году или даже раньше, а я родилась в 1933-м. Так что точно не про меня.

— Ваш старший брат Гарик погиб: его сбила машина. Помните этот страшный день?

— Конечно. Мне было 12 лет. До конца жизни мама так и не смогла оправиться от горя. Не было вечера, когда бы Агния Львовна не вспоминала о погибшем сыне. Днем она погружалась в работу, творчество. А потом мысли вновь возвращались к Гарику — боль не отпускала ее.

— Правда, что Агния Барто стала ездить по детским домам с намерением взять на воспитание мальчика?

— Нет, это легенда. Хотя после войны мама действительно часто бывала в детских домах. Иногда и меня с собой брала. Каждый раз, когда Агния Львовна приезжала к ребятам и читала стихи, малыши прижимались к ней, им хотелось ласки. У многих родители погибли, иногда родные теряли друг друга во время бомбежек или срочной эвакуации… В детских домах о воспитанниках заботились, никогда не называли их сиротами, праздновали общий день рождения, но дети все равно хотели иметь свой дом, семью.

В 1947 году мама написала о воспитанниках детских домов поэму «Звенигород». Несколько лет спустя это произведение случайно прочла женщина из Караганды, потерявшая в страшное военное время восьмилетнюю дочь Нину, и написала Агнии Львовне. Ей хотелось думать, что и ее Нина выросла где-то среди хороших людей, таких, как описаны в поэме «Звенигород». Женщина назвала имя, фамилию, год рождения дочери. Агния Львовна обратилась в отдел розыска управления милиции. И вскоре Нина нашлась! Ей уже было 18 лет, она жила в Умани, работала на швейной фабрике. Об этом случае в одной из газет напечатали статью.

История имела продолжение. Заметку прочитал молодой человек, служивший в Житомире, спрятал ее на дно чемодана. А спустя время отправился работать в Караганду, куда Нина переехала к матери, отыскал девушку, и они поженились. С тех пор как нашлась Нина, Агнии Львовне стали приходить письма с просьбой помочь разыскать родных. Их было огромное количество! Родители искали детей, дети — родителей, сестры — братьев… Мама рассказала об этом в Радиокомитете, и радиостанция «Маяк» предоставила ей ежемесячно по 13-м числам 25 минут эфирного времени для передачи «Найти человека». Агния Львовна вела ее почти девять лет. Благодаря этой передаче удалось воссоединить около тысячи семей.

— Потрясающе! Ведь подобных Нининой историй в годы войны было не счесть. Эльдар Рязанов рассказывал мне, как летом 1941 года они с мамой и годовалым младшим братом эвакуировались на пароходе в Самару и едва не потеряли друг друга.

— Подобные ситуации возникали нередко. Разлученных войной родных людей искали и милиция, и Красный Крест. Но там требовались официальные данные: фамилия, имя, отчество, год рождения. А как быть, если терялся совсем маленький ребенок — двух-трех лет? Малыши не знали своей фамилии, из какого они города. Иногда дети путали фамилию с отчеством. Да и возраста своего не знали. И тогда Агния Львовна подумала, что в таких случаях можно попытаться искать родных по детским воспоминаниям. Так начались поиски. В день приходило порою до 150 писем. Написанные от руки, длинные — 15—20 страниц. Люди боялись упустить любой эпизод, который могли бы вспомнить те, кого ищут. К примеру, взрослый мужчина, искавший брата, вспоминал, как ел яблоко и дал откусить брату. Тот откусил большой кусок и сбоку, и посредине. Да еще и посмеялся. Этот эпизод помнили оба брата. Общее воспоминание помогло им встретиться. А не чудо ли, что после войны женщина разыскала дочь, которая потерялась в четыре месяца. Обнаружили ее по родинке в виде розочки на плече. Радиопередачу «Найти человека» услышали люди в одном украинском селе и сообщили, что у них есть такая девочка — потерялась в годы войны, а на плече у нее именно такое родимое пятно.

— И эти чудеса происходили во время, когда не было Интернета. Сегодня это кажется невероятным!

— Но радио-то было везде: и в городах, и в селах, поэтому, как часто говорила Агния Львовна, искали всем миром. Кто-то узнавал в историях своих знакомых, соседей… Информация передавалась из уст в уста, многие люди откликались на чужую беду.

— А в жизни вашей мамы чудеса случались?

— То, что стольким людям подарила счастье вновь обрести семью, невероятно. Но это не чудо, а профессионализм. Прежде всего — знание детской психологии.

— Агния Барто бывала за границей?

— Да. В Испании, Португалии, Франции, Исландии… Это были не туристические поездки. Мама ездила за рубеж по писательским делам. В каждой стране обязательно бывала в школах. Ей всегда были интересны дети. Агнии Барто всегда интересно было общаться с детьми

— Читала, как одна юная поклонница творчества вашей мамы написала ей письмо, которое заканчивалось словами: «Когда вы порвались, я вас склеила».

— Это действительно было (улыбается).

— А в Киеве Агния Барто бывала?

— Конечно. Общалась с Саввой Голованивским, Натальей Забилой, Леонидом Первомайским, дружила с Оксаной Иваненко.

— Как думаете, почему Агния Львовна отдала предпочтение именно детской литературе?

— Уверена, что это было ее призвание. И в детских стихах у нее всегда присутствовала взрослая мысль. Для детей она писала о добре и зле. Во времена ее молодости бытовала точка зрения, что детская поэзия второго сорта, а «настоящая» та, что для взрослых. И у мамы лет в 25 появилась мысль, не пора ли начать писать «взрослые» стихи? Но все изменила встреча с Владимиром Маяковским, творчество которого Агния Львовна очень любила. В Сокольниках проходил праздник книги — поэты читали детям свои стихи. Маяковский очень волновался, как его примут ребята. Дети же слушали завороженно и так аплодировали, что, закончив выступление, Маяковский сказал: «Вот это аудитория — для нее надо писать!»

— Интересно, как Агния Львовна работала?

— Она сочиняла стихи везде: за письменным столом и на ходу. Как-то мы с мамой шли по улице. Я, еще совсем маленькая, задала ей какой-то вопрос. Мама ответила: «Не мешай — я пишу». Я не могла понять, как же она пишет, когда идет по улице, а не сидит с ручкой и бумагой за столом?

— Правда, что Агния Львовна — автор знаменитой фразы «Муля, не нервируй меня», прозвучавшей в исполнении героини Фаины Раневской в фильме «Подкидыш»?

— Мама и Рина Зеленая писали сценарий к этой картине. А кто придумал данную фразу, утверждать не возьмусь. Рина Зеленая не раз бывала у нас дома. А Фаина Раневская как-то приехала к нам на дачу. Правда, маму не застала. Решила подождать ее на травке у дома. Постелили плед, и мы на нем расположились. Но вдруг рядом прыгнула лягушка. Фаина Георгиевна быстро попрощалась и уехала. Когда вернулась мама, я рассказала, что к ней приезжала какая-то тетя. Мама спросила: «Она молодая или старая?» Я ответила, что не знаю. Когда мама рассказала об этом Фаине Георгиевне, та воскликнула: «Какой прелестный ребенок! Она даже не знает, молодая я или старая».

— Скажите, каким человеком Агния Львовна запомнилась вам в быту?

— Одевалась элегантно. Шила у портнихи. Украшений, кроме одной броши, не носила. Мама много работала, поэтому хозяйство у нас вела замечательная няня Домна Ивановна Анисимкина. Мы с братом и в эвакуации часто оставались с ней одни. Но для мамы семья была очень важна. Она знала о всех наших делах, друзьях, интересах.

— Какое у вашей мамы было любимое блюдо?

— Гурманом мама не была. Все мы и наши гости любили пирожки, которые пекла Домна Ивановна. А в войну редким лакомством был клюквенный кисель, который она варила, если удавалось достать клюкву.

— Как Агния Львовна познакомилась с вашим отцом?

— У мамы это был второй брак. Праздновали Новый год в их с первым мужем (поэтом Павлом Барто) доме. Пришли гости, в том числе молодые инженеры. Среди них был и мой будущий отец — Андрей Владимирович Щегляев. Когда отношения с первым мужем у мамы перестали складываться и они расстались, родители создали семью. Но и с первым мужем, папой моего брата Гарика, у Агнии Львовны сохранились нормальные отношения.

— У вашей мамы было какое-то хобби?

— Она хорошо играла в теннис и меня учила. Кроме того, прекрасно танцевала, ведь в юности училась в балетном училище.

— От чего умерла Агния Львовна?

— От инфаркта. Это случилось неожиданно. В конце марта мама еще выступала на неделе детской книги, а 1 апреля ее не стало.

— Что бы вы сказали вашей маме, если бы она сегодня могла вас услышать?

— Сказала бы, что стараюсь, чтобы ее книжки выходили без ошибок, рассказываю людям о ее жизни. Но, думаю, она это и сама видит…

Дочь Агнии Барто: "Более тысячи семей воссоединились благодаря радиопередаче, которую вела мама"

Дочь Агнии Барто: "Более тысячи семей воссоединились благодаря радиопередаче, которую вела мама"

Добавить комментарий

Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищённой ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Читайте также: