И всегда этим пользовались.

И всегда будут.

И всегда будут. И то, что там, в таинственном полумраке нашего бессознательного, рождаются ассоциации, фиксации и замещения, которые в итоге в ответе за мурашки по спине, когда их голоса зовут нас по имени, и за то, что ослепительными зимними утрами кто-то видит крохотную трепетную синюю жилку на ее шее, которую никто другой никакими другими утрами ни под каким другим светом не увидит, и то, как они ходят босиком, и как собираются и смешиваются образы, запахи, впечатления и переживания – вся это тайна, вся эта воспетая мистерия, секрет и чудо – биохимия организма. И вся любовь. И она – то и есть настоящая, и ничего более настоящего никогда не было и не будет. Дурак убогий, говорят мне, о чем с ним говорить, и уходят разговаривать с собой. Какое-то время я еще бегу следом и кричу им вслед, что да, дурак, но какая разница, любовь или химия, разве жизнь становится менее

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here